деятельность  //  публикации

Русский романс.

Пару недель назад, когда я готовила интервью с джазменом Сергеем Манукяном, зашла у нас речь о русских романсах. Этот кусок беседы темы интервью не касался, поэтому в материал не вошел, но невероятно взволновал меня. Сергей интересно рассуждал на тему романсов, и высказал такое мнение, что именно романсы -  это вершина русского песенного искусства, поскольку в ней одинаково ярки и гармоничны  и музыка,  и текст. 

Да! Да! Да! Такого нигде нет! Глубокая лирика, удивительная музыка, настоящие переживания души исполнителя, чувственность. Это уникальный жанр, которому удается  быть актуальным во все времена и даже сейчас, когда русская самобытность не в моде, или, как принято теперь говорить, не в тренде.  Может быть, это происходит, потому что именно романс цепляет самые тонкие струны русской души, которые не вытеснит ни одно западное внедрение в  нашу массовую культуру.  И этот момент упускать из внимания нельзя. Многие популярные современные исполнители, в том числе Васильев из группы «СПЛИН», Елена Ваенга и другие соединили романс со своим творчеством,  открыв новую красивую грань своего направления. Их «романсы» – предмет жарких споров, но такая «популяризация»  романса в целом, только доказывает, что он не для музейных полок. Он абсолютно живой и разный.

 

Классический романс – это удивительный феномен русской культуры, ярчайшая жемчужина мирового культурного фонда.  Возьмем, к примеру, хоть такие имена, как Иван Семенович Козловский, Сергей Яковлевич Лемешев – великолепные голоса и сердца русского романса! Романс – это самобытность бескрайней русской души. Так считаю не только я, это мнение разделяют многие люди во всем мире. Композитор Григорий Васильевич Гладков, вернувшись после гастролей по Америке,  процитировал музыканта  и продюсера Джорджа Балдероуза: «У России есть 2 ноу-хау в жанре  песни. Это убыстряющийся припев (доставшийся от цыган) и романсы с паузами разной длины.  Слова получаются то ли длинные, то ли важные… звучание, как импровизация, в джазе, и это очень-очень нравится американской публике». Интересно и то, что русская поп-музыка, по словам продюсера, крайне смешна для американцев, а настоящей исконной русской музыкой они считают именно романсы. Переведенный на английский язык романс «Дорогой длинную» получил мировую известность. Что бы ни говорили, и как бы ни плевали наши соотечественники на русскую культуру, в мире и в Америке, в том числе, очень ценят и уважают русские традиции. Показательно и то, что банджо имеет строй  7—ми струнную гитары, которую, кстати, называют «русской». 

Что главное в романсе? Мне думается, душа!!  Душа того, кто «говорит»  романсом, и его чувства, преисполненные любовью. Вспомните исполнение Александра Вертинского.  Он использовал не весь диапазон голоса, картавил, пел вкрадчиво, с присущими только ему интонациями, но песни, исполненные им, идут от его души к душе слушателя сквозь времена и поколения. Не так важно, о чем он пел: то ли о безнадежной любви, то ли двусмысленные песни, полные иронии, вроде «Рафинированной женщине» или печальные, искренние и уютные, например «песня о моей жене», важно то, как он пел. Сердечно, душевно, по-настоящему.  На мой взгляд, это и есть тот самый «философский камень» в исполнении русского романса.

перейти к МЕНЮ читать другие статьи »