деятельность  //  публикации

Интервью Ольги Маркиной с Сергеем Манукяном. РОСКУЛЬТУРА

 (ОМ) Все чаще приходится слышать о духовном кризисе, упадке культуры. Какова на Ваш взгляд российская культура сегодня?

(СМ) Россия – большая страна и культура ее многогранна. Это и замечательная исполнительская классическая школа. И народная музыка, которой уделяется времени и внимания гораздо меньше, чем хотелось бы. Жаль, что она не пропагандируется должным образом ни в мире, ни у нас в стране. Есть много хорошего, традиционного. Но есть во всей этой многогранности и популярная музыка. Многие ее ругают. Я с этим не согласен. Конечно, с музыкальной точки зрения ценности в ней не много, но поп-музыка очень точно отображает нашу сегодняшнюю жизнь. Джазовая, народная, классическая музыка очень консервативны и по ним никогда не скажешь, ЧТО именно сегодня переживает наше общество, а поп-музыка, наоборот, отражает общественные настроения. Приведу яркий наглядный пример из темы кино. Выходит новый фильм и, о чем все кричат в анонсах? О том, сколько на него было потрачено! И речь здесь уже не о фильме, не о сути, а о деньгах. Это грубо и некрасиво, но абсолютно справедливо и для медицины, и для литературы, и для поп-музыки, для всех сфер нашей жизни. Но Бога не обманешь! Истина – есть истина. И фальшь очевидна! И если человечество не поднимется на какую-то более высокую ступень развития, то сегодняшние дни нам покажутся праздником по сравнению с теми, что ожидают нас дальше.

(ОМ) И за счет чего может произойти этот подъем?

(СМ) Для начала, в массовом сознании должна укорениться мысль, что не все делается за деньги. Это совсем не просто сделать централизовано, но возможно, если каждый человек, меняя себя, будет изменять мир к лучшему. Серафим Саровский говорил: «Спасись сам и тысячи вокруг тебя спасутся». Не нужно об этом кричать, но нужно быть примером и показывать альтернативу всему негативному, что нас сейчас окружает. И нужно быть уверенным в своей правоте, потому что правда за Богом, а не за Мамоной. Все, что в жизни сделано хорошего, сделано только благодаря любви!

(ОМ) А как Вы оцениваете российскую джазовую культуру?

(СМ) Она не на плохом уровне. Более того, она говорит свое веское слово в плане культуры и общества, и на своем примере показывает, что далеко не все решается деньгами. Нельзя за деньги стать талантливым джазовым музыкантом. Чтобы играть джаз, человек в той или иной степени должен быть одаренным. Может нравиться или не нравиться, как играет музыкант, но какой-то элемент мастерства и композиторский талант у джазового музыканта всегда есть. Любой джазовый музыкант - композитор, потому что он всегда импровизирует и сочиняет на ходу.

(ОМ) Какая динамика развития джаза в России?

(СМ) Динамика очень хорошая. Появляется много профессиональных составов. В Москве сейчас 3 крупных бигбенда, все они разные и по-разному играют! Это и оркестр Игоря Бутмана, и оркестр Крола, Оркестр Бориса Фрункина (бывший оркестр Лундстрема). У Крола молодой состав музыкантов, у Фрункина музыканты более зрелые. У Бутмана интересная сруктура оркестра: внутри себя содержит есть несколько самостоятельных составов. Все это очень радостно! Есть много молодых джазовых музыкантов и я очень радуюсь их подъему, развитию. Есть клубы, в которых можно играть хороший джаз. Это не предмет какого-то большого заработка, но здесь есть главное – момент живого рождения музыки. Я очень люблю джазовых музыкантов, всех без исключения, за то, что они могут собраться, что бы просто играть, импровизировать и творить новую хорошую музыку. Я не знаю, как долго это продлится. Но пока, то что сейчас происходит, меня очень радует. Хочется, что бы и в нашем оперном искусстве и в нашей российской симфонической музыке тоже было больше поводов для радостей!

(ОМ) Говорят, что такого понятия как джазовый исполнитель в принципе нет! Есть джазовый музыкант, создающий на глазах у зрителей искусство.

(СМ) Конечно! Такого нет ни в одной музыке. Ведь здесь чаще, нежели в любом другом стиле проявляется импровизация! Да буквально все джазовые произведения строятся именно на импровизации.

(ОМ) Сталкивались ли Вы когда-нибудь с понятием формат и не формат?

(СМ) Никогда не забуду, как мы работали с американской поэтессой. Я ей написал песню, она - слова, потом ее исполняла группа «Земля, Ветер, Огонь». Когда она писала стихи, я ей играл и, однажды, она сказала, что по их стандартам куплет должен длиться 41 секунду. Моя песня выходила за пределы 3-х минут. Честно говоря, я в первый раз столкнулся с тем, чтобы песню мерили цифрами, а не смыслом. Я был шокирован. А ведь в Америке в 70-х годах такого подхода не было. Потом появился формат временной, потом стилистический. Появилось много радиостанций, которые предлагали очень похожую музыку и тогда стало возможно говорить об их стиле. Я прожил в Америке около года и имел возможность видеть, как работает этот самый пресловутый формат. Мне даже кажется, что в будущем могут дойти до абсолютного абсурда и сокращать музыкальные произведения, оставляя лишь какую-то часть, на подобии классических литературных произведений, которые теперь можно прочесть на 20-30 -ти страницах.

(ОМ) Сергей, как Вы считаете, почему популярная музыка набила оскомину?

(СМ) Потому что снизился композиторский уровень! Хороших песен мало. Песенное искусство, как выясняется, тяжелое. Ведь, не получится сразу написать хит или хорошую песню! Если человек видит только деньги, то он хорошее произведение не создаст. Хотя есть пример удачного сочетания денег и талантливой песни. Это «MONEY» группы ABBA . Прекрасный хит про деньги!

(ОМ) Сергей, а чем отличаются наши джазовые музыканты от носителей этой культуры?

(СМ) Во-первых, когда мы говорим про афроамериканский джаз, который мы все играем, поскольку это классика – мы сразу попадаем в ловушку. И эта ловушка заключается в том, что мы, играя такой стиль, прикасаемся к совершенно чужой культуре. Не знаю, как там афроамериканцы подсмеиваются над нашим пониманием исполнения их музыки, но нашим музыкантам я советую играть больше джаза собственного сочинения, обязательно используя при этом богатое европейское наследие в смысле гармонии, оркестровок и пр. Я считаю, что, исполняя джаз, не надо зацикливаться только на африканской ритмической культуре. Ведь помимо блюзов и африканских ритмов, есть русская мелодика, полифония Баха и многое другое.

Я против каких-то названий и жестких классификаций, и считаю, что нужно играть не стиль, а музыку!

(ОМ) Что Вас вдохновляет на творчество?

(СМ) Внимательность ко всем и ко всему! Только так можно увидеть и почувствовать жизнь. И без этого никакой музыки не будет. Нужно переживать все сердцем! Но сделать это специально нельзя. Ведь музыка – это продукт искреннего настоящего переживания. Ты когда выходишь на сцену, выходишь как голый, незащищенный и рассказываешь то, что, может быть, и в слова облачить не можешь. Надо быть всегда ко всему внимательным! Это основное правило, как для творчества, так и для жизни в целом. Внимательность – это основа культуры.

(ОМ) Хочу спросить Вас о благодарной публике. Кто она? Ведь, как говорится, джаз это особая музыка, которая создается особыми людьми для особых людей.

(СМ) Вся наша аудитория идет вместе с нами. Мы играем для нашей публики и все делаем вместе. Мы все вместе создаем на концертах джазовые произведения. Они абсолютно живые, настоящие. Ведь все зафиксированное – мертвое, и только на концертах музыка живая! И это происходит потому, что мы со зрителями в момент исполнения находимся в одном мгновении, в одной жизни, в одном внимании, все вместе.

(ОМ) Часто можно слышать высказывания о том, что к джазу нужно дорасти. Вы согласны с этим?

(СМ) Я считаю, что так говорят люди, которые отталкивают от себя свою аудиторию. Не надо никого пугать и обижать. Джаз слушают все. А если кого-то музыканта не слушают, значит, он просто сам плохо играет. Потому что играть надо для людей. Джазовая музыка – это абсолютно живой процесс.

(ОМ) Вас называют мастером вокальной импровизации. И с этим согласится каждый, кто хоть раз побывал у Вас на концерте. Могли бы Вы раскрыть главный принцип удачной вокальной импровизации?

(СМ) Главного много! Нужно обладать знанием музыки. Импровизация, как рассказ. Он должен быть стройный, динамичный, развернутый. Это своеобразная филология. Поэтому каждый композитор в некотором роде музыкальный филолог. Вокальная импровизация, как рассказ, должна иметь форму, содержание, духовное наполнение. Проведу параллель: Умение говорить длинными красивыми фразами предусматривает определенное знание, без которого не удастся так высказаться. В вокальной импровизации принцип тот же самый.

(ОМ) Как вы лично способствуете развитию джаза?

(СМ) Во-первых, у нас есть фонд, мы проводим ежегодный конкурс «Джазовая весна», где находим молодых талантливых ребят и помогаем им в творческом развитии. И еще, я преподаю в Гнесинке. Рассказываю студентам не только о музыке, а о том, что ее формирует. Мы беседуем о жизни, об отношениях человеческих, дружеских, с родителями, с близкими. Ведь что бы писать музыку нужно чувствовать жизнь очень остро своим большим плачущим и радующимся сердцем. И иначе творить музыканту нельзя!

перейти к МЕНЮ читать другие статьи »