деятельность  //  публикации

Интервью Ольги Маркиной с Владимиром Вишневским. РОСКУЛЬТУРА

(ОМ): Хочу начать с вопроса о ваших предпочтениях, кого любит читать поэт Владимир Вишневский? Как вы выбираете книгу для чтения?
(ВВ): Ну, читатель Вишневский сильно, конечно, отстает от одноименного литератора, что не есть хорошо. Читать в должном объеме я не успеваю, это давняя моя беда, стыжусь в этом признаться... Да, наступает такая пора, когда живешь в режиме перечитывания. Припадаешь то к Глазкову, то к Пастернаку, то, вообще, к бесспорным и незаменимым классикам - Пушкин, Лермонтов, Тютчев... Не разучился радоваться, вдруг открывая для себя кого-то из новых поэтов,- например, чудесного такого поэта Веру Полозкову. Вообще-то, образ жизни у меня такой, что не располагает к чтению, а читать надо...
(ОМ): А когда вы поняли, что хотите быть писателем?
(ВВ): Лет в четырнадцать возникло не просто то самое пушкинское «желание славы», но именно поэтической славы. Да, был еще один кумир ... Был ( и остается ) такой поэт Евгений Винокуров, которым я был буквально болен. В детстве должны быть кумиры – удача, что моими стали поэты, гремевшие в шестидесятых, Евтушенко и Вознесенский ... И слава их соблазнила и совратила мою впечатлительную натуру...

(ОМ):Как вы нащупали свой жанр – Одностишье?
(ВВ): Однажды (это было в середине 80-х годов) я написал стишок о как бы выходе в свет нового сборника поэта Скунсо, где приводилось его как бы оглавление, где каждая первая строка должна была быть смешной и значимой. И в момент я понял, что эти самые строчки – вполне самодостаточные стихотворения. Одно из них до сих пор цитирую в своих выступлениях с приветом А.С. Пушкину: «И долго буду тем любезен я, и - этим». В дальнейшем я выяснил для себя, что одностишья (термин,кажется, мой), бывали и у классиков- у Карамзина, например...Про знаменитое брюсовское «О, закрой свои бледные ноги!..» я знал.. Просто мне удалось популяризировать этот жанр и сделать достоянием масс....

 (ОМ): Вы полюбились читателям как поэт, автор поэтических одностиший. Немногие знают, что вы пишите и другие стихи, одно из которых Евгений Евтушенко включил в антологию "Строфы века".Продолжаете писать «по-серьезному»?

(ВВ): Вообще, способность создать качественное лирическое стихотворение - органично, по высшей необходимости, а не прикинуться «версификационно» -для поэта некий важный показатель…

 (ОМ): А какие жанры вы предпочитаете на сегодняшний день?
(ВВ): Моя новая книга " ТО ЕСТЬ. Быть заменимым некрасиво", которая удостоена премии "Венец" и выдерживает уже вторую перезагрузку, представляет городу и миру, смею надеяться, несколько другого Вишневского, который пока еще недостаточно известен... Тут и «приступ» лирики, и новые сатиры... Наряду с этим есть уже редкие, но тем более драгоценные для меня одностишия. Но и это совершенно другие стихи. Насколько книга шаг вперед, судить, наверное, не мне... хотя почему?.. Ощущение нового витка есть!.. Для меня остается главным - не работать под себя, подтверждая уже поднадоевший мне же имидж, а все-таки стараться куда-то идти... Вот в этом плане 2007 год был для меня продуктивным: родилось достаточно много новых стихов, которые и составили вот эту книжку, второго пришествия которой не терпится дождаться. А что до имиджа сложившегося, то изменить его в глазах людей непросто. И возражать устно всякий раз бывает и наивно, и нелепо... Все ждут, что я вот сейчас заговорю пятистопным ямбом!.. Такой маньяк, передвигающийся по жизни посредством одностиший!.. «Не за это я боролся, но на это напоролся». Но я всякий раз не забываю богобоязненно спохватываться: будь благодарен и этому: одностишия меня сделали одним из самых цитируемых поэтов России (говорю - не теряя самоиронии).

(ОМ): Ваша почти крылатая фраза: «Ничто так не скрашивает жизнь, как читатели». Какими Вы себе их представляете? Как по-вашему, много ли среди них бизнесменов, политиков, финансистов?
(ВВ): Лестно и слегка идеалистично представлять своего сегодняшнего читателя как современного, не лишенного продвинутости человека с чувством юмора и способностью оценить поэтический изыск… Среди названных вами категорий граждан их оказывается куда больше, чем мне казалось. И я рад, что рейтинг цитации по-прежнему высок.

Причем, что характерно, в деловом повседневном общении.

Не так давно один из тех, кого вы перечислили, причем, с громким именем, подсказал мне с места мое же – как Шекспир спародировал бы Вишневского в ХХ1 веке: «Говно-вопрос! – был Гамлету ответ…» Ну, это так, примерчик.

Пользуясь вашей высокой трибуной, хочу заверить наших, надеюсь, общих читателей:

«Большая честь – создать продукт,

достойный вашего вниманья…»
(ОМ): Бывало ли, что зрители ставили Вас в сложное положение своими замечаниями из зала...
(ВВ): Конечно, бывало, это даже нормально...И пусть я сегодня закаленный боец, способный и ответить, и обратить все во благо и на пользу, но ведь любого оратора можно перебить дубиной и лишить слова с помощью помпового ружья... Однажды в одном оченькультурном зале после исполнения мной проверенного сочинения, казалось бы, обреченного на успех, кто-то в полной тишине членораздельно произнес: «Ха.Ха.Ха»
А как-то, когда я выступал на очень закрытом мероприятии, перед очень специальной аудиторией, некто спросил меня «с места»: «Ну, вы же понимаете, что здесь одни дипломаты, и они вам хлопают извежливости?..» (Правда, он же в конце и хлопал громче всех). А недавно, в обстановке вроде бы полного успеха меня упрекнули в том, что я повторяюсь. Я ответил экспромтом: «Да, повторяюсь. Но ведь когда мы говорим: «Я тебя люблю»,мы повторяемся – и ни одной недовольной женщины я что-то не припомню...»
Гораздо чаще люди все же скрашивают жизнь тем, что говорят при встрече. Пока что город каждый день подает сигналы осведомленности и о моем лице, итом, чем я занимаюсь. Подходят, берут автограф, цитируют порой неожиданные малоизвестные вещи, читают что-то свое...Недавно гаишник, идентифицируя мою личность, промолвил: «А это вот вы пишете цитатами...» А одна женщина на улице призналась, трогательно оговорившись: «Польщены Вашим творчеством» А пара студентов, он и она, синхронно очкастые, проехали на роликах с возгласом:
«О, Вишневский!.. Хотите лизнуть мороженного?..» Ну, это к примеру. Возникает иллюзия, что вроде бы пригодился там, где родился, что в России сегодня не может быть совсем уж дешевой популярности. И все это стоит богобоязненно ценить. Платя любой налог с удач. Прерву себя своими же стихами:

Слава Богу, что э т и м занят.

Пусть и завтра вот так достанут –

Стой, надписывай, не ропщи.

А забудут, так перестанут

Даже спам присылать в ночи...
(ОМ):Вы читаете смешное, на Ваш взгляд, стихотворение, а публика... молчит. Сатирики говорят, в такие моменты хочется провалиться сквозь сцену... У Вас такое бывало? Если да, то как выходили из положения?
(ВВ): Если ты не просто кабинетный литератор, а сознательно выходишьна публику, то извольпрозвучать, проблистать, иметь успех.... Это закон. Или – не выходи. И нечего тут изображать независимость и самодостаточность (не путать с собдостоинством, речь не том, чтобы потрафлять)
А провалить нас ничего не стоит –достаточно
залу «сговориться» и не реагировать. Тут любой уязвим и не защищен – от Жванецкого вплоть до... Так что то самое, столь необходимое нам (даже энергетически!) общение с аудиторией, это всегда поединок.
Недавно я выдержал такое на фестивале юмора в Юрмале. Было весьма нервно, трудно просчитать все варианты, но удалось оба разапройти на «бис». (Я еще тогда светло позавидовал виртуозу-аккордеонисту...) Есть, конечно, и у меня свои секретные подстраховки и резервные полки, которые в случае чего можно бросить в бой... Конечно, могу припомнить и два-три(4?) ярких провала (особенно знаковый был уже давно, именно тогда, когда мне вручали «Золотого Остапа» в Питере- небеса предупредили меня– не зарывайся, контролируй крышу, Владимир Вишневский...)
Провалы иметь в багаже небесполезно - и чемпионы мира по боксу побывали в нокауте...
(ОМ): Всегда ли необходимо волнение перед выходом на сцену?
(ВВ): Да. Даже если ты его не испытываешь, надо хотя бы на минуту загнать себя в это состояние. Потому что есть для меня такой закон: стоит несерьёзно к этому отнестись, обязательно в момент выступления допустишь какой-то серьёзный огрех: например, забудешь строфу. Это, так сказать, р е л и г и о з н о: перед выходом на сцену нужно обязательно совершить своего рода намаз. У всех артистов в связи с этим существуют свои примет и приемы.... Но успех просчитать все равно невозможно. Просто надо ко всему относиться с должной серьёзностью. Ибо в жизни, говоря своими же стихами, «..ничто не прощает к себе несерьёзного отношения» Я вот, например, забыл, что нельзя оставлять в машине любые предметы. Небеса долгое время терпели меня, но однажды за пять минут из моего автомобиля вытащили сумку с важными вещами, разбив стекло. С тех пор я пересмотрел свое к этому отношение: в машине, на сиденьях - ни-че-го . Вообще, во всём стоит видеть некий знак, упреждающий намёк. Надо только научиться их считывать и – учитывать: «Любые поправимые обломы уберегают от непоправимых».

 

перейти к МЕНЮ читать другие статьи »